Юнг Карл Густав

Изображение пользователя С.А.Кравченко

Ка́рл Гу́став Юнг (нем. Carl Gustav Jung) (1875—1961) — швейцарский психиатр, основоположник одного из направлений глубинной психологии, аналитической психологии. Задачей аналитической психологии Юнг считал толкование архетипических образов, возникающих у пациентов. Юнг развил учение о коллективном бессознательном, в образах (архетипах) которого видел источник общечеловеческой символики, в том числе мифов и сновидений. Цель психотерапии, по Юнгу, это осуществление индивидуации личности. Психология Юнга в значительной степени является теоретическим обоснованием способности человека к предвидению будущего.

22 октября 1959 Джон Фриманн берёт интервью у Карла Юнга, в его доме в Цюрихе. Юнг рассказывает о своей юности, о своем пробуждении, в раннем возрасте, дружбе с Зигмундом Фрейдом и причинах разрыва. Размышления о Боге. О глобальных проблемах человечества и его выживании. Но главное, что прозвучало в этом интервью, - утверждение фактов "снов и видений будущего, отрицать которые могут только невежды" и констатация выхода психических явлений за пределы пространства и времени.

С 28 минуты фильма К.Юнг раскрывает свой взгляд на тему предвидения будущего. Далее идет текст по фильму.

27:56. 
Фриманн: В 30-х годах, когда вы работали с немецкими пациентами, вы предсказывали, что скоро начнется вторая мировая война. Смотря на мир сегодня, чувствуете ли вы вероятность третьей мировой войны?

Юнг: Я не вижу верных признаков этого. Но существует столько признаков, что никто не скажет, как на самом деле. Отд­ельное ли это дерево, или же это лес? Очень сложно сказать потому, что сны людей содержат образы опасностей. Но очень трудно сказать, указывает ли это на войну только потому, что эта идея находится только в умах людей. Раньше было определить проще, потому что люди не думали о войне. И тогда было понятнее, что означают сны. Сегодня уж все не так. Мы настолько переполнены опасениями, страхами, что невозможно доподлинно сказать, на что они указывают. В одном можно быть уверенными — великое изменение психологического подхода неизбежно. Это определенно.

29:29. 
Фриманн: Почему?
Юнг: Потому что мы больше нуждаемся в психологии, мы больше нуждаемся в понимании человеческой природы, потому что единственно реальная опасность — это сам человек. Он великая опасность. А мы, к сожалению, этого не осознаем. Мы ничего не знаем о человеке. Ничтожно мало. Психика человека должна изучаться, потому что мы — источник всего возможного грядущего зла.

30:05.
Фриманн: Как вы думаете, должен ли человек иметь концепцию добра или зла, чтобы жить? Является ли это частью нашей природы?
Юнг: Но это очевидно.
Фриман: А концепцию о спасителе?
Юнг: Это неотъемлемое следствие первого.
Фриманн: Это не та концепция, которая исчезнет, когда человек станет более рациональным?
Юнг: Я не верю, что человек когда-либо извратит изначальный путь. Такие идеи будут всегда. Например, если вы напрямую не верите в личного спасителя, как это было в случае с Гитлером, или поклонение героям в России, то сама идея существует. Существует символическая идея.

31:03.
Фриманн: Вы написали немного удивившие меня слова о смерти. О том, что смерть психологически также важна, как и рождение, что смерть является неотъемлемой частью жизни. Но как же смерть может быть таковой, если это конец?
Юнг: Да, только в том случае, если смерть — это конец. Но на этот счет мы не можем быть уверенными, потому что существуют такие психические явления, которые не ограничиваются пространством и временем. У вас могут быть сны или видения будущего и подобные вещи. Только невежество способно отрицать эти факты. Вполне очевидно существование таких явлений. Они существовали всегда. Эти факты показывают, что психика, хотя бы частично, не зависит от подобных ограничений. А что тогда? Ведь если психика не обязана существовать ограниченной пространством и временем? И очевидно, что так и есть. Отсюда вытекает, что психика не подчиняется физическим законам. И это практически означает — продолжение жизни. Своего рода психическое существование за пределами пространства и времени.

32:36.
Фриманн: Вы сами верите в то, что смерть является концом?
Юнг: Ну, я не могу сказать. Вдите ли, слово «вера» - сложное для меня. Я не верю. Я должен иметь причину для определенной гипотезы. Если я что-то знаю, то мне не нужно в это верить. Я не позволяю себе верить только ради того, чтобы просто верить. Я не могу верить таким образом. Но если есть определенные причины для определенной гипотезы, я конечно приму эти причины. Мне прийдется сказать: мы дожны считаться с возможностью того-то или другого.

...

About С.А.Кравченко