Уайтхед, Альфред Норт

Изображение пользователя С.А.Кравченко

УайтхедАльфред Норт Уайтхед (англ. Alfred North Whitehead; 1861-1947) — британский математик, логик, философ, который вместе с Бертраном Расселом написал фундаментальный труд «Principia Mathematica» (1910—13), составивший основу логицизма и теории типов. После Первой мировой войны преподавал в Гарвардском университете, разработал собственное платоническое учение с элементами бергсонианства («философия процесса»).

...

Педагогическая деятельность Уайтхеда заставила его критически переосмыслить господствовавшую в Европе систему образования. Будучи избранным президентом Ассоциации математиков, он выступил в 1916 году с докладом о целях образования, где заявил: «Культура состоит в активности мысли и восприимчивости к красоте и человечности чувств. Лоскуты информации не имеют ничего общего с нею». Он настаивал на том, что задача преподавателя — не в том, чтобы вбить в голову ученика как можно больше сведений, а в том, чтобы способствовать его саморазвитию. Интересны мысли Уайтхеда о соотношении свободы и дисциплины в образовательном процессе. 

В годы Первой мировой войны Уайтхеда занимала проблема общефилософских основ физики в свете ревизионистского учения Эйнштейна о времени, пространстве и движении. В «Исследовании принципов естествознания» (1919) он выступил с альтернативной эйнштейновской теорией относительности.... В общих чертах, Уайтхед стремился объяснить время, пространство и движение исходя из данных человеческого опыта и восприятия внешнего мира, а не из гипотетических предположений относительно параметров, существование которых допустимо, но находится вне нашего опыта.

С 1915 года он активно дискутирует с философами относительно опытных основ научного знания, а в 1920 году публикует нематематический трактат «Понятие природы», в котором впервые пишет об изменчивости бытия и вводит понятие события как вторжения в поток времени неких «надвременных компонентов». Отчетливо проявившиеся в метафизике Уайтхеда элементы платонизма и бергсонианства вызвали отторжение многих его коллег-математиков, в том числе и Рассела.

В начале 1925 году в Бостоне Уайтхед прочёл восемь лекций по теме «Наука и современный мир», в которых подверг беспощадной критике «научный материализм» как господствующее в современном мире воззрение, согласно которому природа сводится к материи в движении, либо к перетекающей из одного состояния в другое физической энергии. 

В январе 1927 года Уайтхед был приглашён с лекциями в Эдинбургский университет. К этому времени его метафизическая «философия организма» стала слишком сложной для понимания рядовых студентов, и он был вынужден разработать замысловатый понятийный аппарат для её корректного и внятного изложения. В эдинбургских лекциях Уайтхед ополчился против мнения Дэвида Юма о том, что чувственный опыт не может служить основой долговечного философского учения, а может лишь поверять его истинность. Он нарисовал картину вселенной, состоящей из сущностей в процессе становления, то есть впитывания и освоения бесчисленного числа объектов, исходящих от предвечного Бога (постоянный источник новых возможностей).

В окончательном виде эдинбургские лекции появились в печати в 1929 году под названием «Процесс и реальность», и эта книга замкнула собой череду великих европейских трактатов на метафизические темы. В отличие от великих метафизиков прошлого — Спинозы, Лейбница, Гегеля — Уайтхед считал своё философское учение лишь приближением к пониманию беспредельной сложности бытия. Став свидетелем крушения казавшейся непреложной ньютоновской системы мироздания, Уайтхед отказывался принимать догматизм в философии, науке либо теологии. Свои религиозные взгляды он выразил в сжатой форме в работе «Религия в созидании» (1926), выступив с оправданием религии как отношения индивида не к иным индивидам и их группам, а к вселенной в целом. Тем самым религия, по Уайтхеду, представляет собой самый глубокий срез человеческого одиночества.

Уайтхед продолжал лекционную деятельность в Гарварде до 1937 года. Большим успехом пользовались и философские вечера в его доме. После смерти его тело было кремировано, неопубликованные рукописи и письма сожжены, похорон не было. Его последней крупной работой был трактат «Приключения идей» (1933), в котором он продемонстрировал, как одни и те же идеи, несмотря на их кажущийся антагонизм, являются отражением единой сущности. Резюмируя свою метафизическую теорию, Уайтхед высказал оригинальные мнения по поводу содержания таких понятий, как красота, истина, искусство, приключение и мир. У него не осталось прямых учеников, но его идеи получили развитие, в частности, в трудах влиятельного американского теолога Чарльза Хартшорна.

Книги А. Н. Уайтхеда

Уайтхед, А. Н. Основания математики : в 3 т. / Альфред Н. Уайтхед, Бертран Рассел; пер. с англ. Ю. Н. Радаева, И. С. Фролова; под ред. Г. П. Ярового, Ю. Н. Радаева. — Самара: Книга, 2005—2006.
Уайтхед, А. Н. Избранные работы по философии / Пер. с англ. Общ. ред. и вступ. ст. М. А. Кисселя. — М. : Прогресс, 1990.
Уайтхед, А. Н. Символизм, его смысл и воздействие. — Томск : Водолей, 1999.
Уайтхед А. Н. Приключение идей М.: ИФРАН, 2009.-383 с. ISBN 978-5-9540-0141-9

По материалам -http://ru.wikipedia.org/wiki/Уайтхед,_Альфред_Норт.

 

Уайтхед Альфред Норт о событии и будущем

По мнению Уайтхеда материя как самотождественная субстанция, пространство-время как неподвижный субстрат физических изменений должны быть сведены к взаимоотношениям становящихся событий как единственной реальности.

Уайтхед исходит из того, что пространственно-временные отношения не являются внешними. "Концепция внутренних отношений требует идеи субстанции" как синтезирующей деятельности возникающего события <…>. Процесс осуществления представляет собой согласование синтетических активностей, посредством которых различные события становятся осуществленными субъектами. Это согласование есть согласование основных деятельных субстанций, посредством чего эти субстанции проявляют себя как индивидуализации или модусы единой спинозовской субстанции. Это согласование вводит временной процесс."

Уайтхед свидетельствует, что его учение "следует из концепции событий и природы устойчивых объектов". "Благодаря внутренней устойчивости событие оказывает значительное влияние на изменение окружающей среды. Именно в этой устойчивости структуры время отделяет себя от пространства". Событие в процессе самоосуществления выявляет структуру, внутренне присущую событию, "и эта структура требует определенной длительности, которая определяется некоторым значением одновременности. Каждое такое значение одновременности связывает структуру (в том виде, в каком он выявляет себя), с определенной пространственно-временной системой. Действительность пространственно-временных систем конституируется в ходе реализации структуры". Важно, что у Уайтхеда время в некотором смысле выходит за рамки природного пространственно-временного континуума "благодаря своей способности согласования процесса синтетического осуществления".
Уайтхед главным образом философ пространства. Уайтхед не считал время чем-то изначальным, существующим до и независимо от дискретных вещей. Но сосредоточенность на пространстве и геометрических соотношениях не привела его к попыткам редуцировать темпоральность и опыт течения времени к пространственно-подобным соотношениям, и в этом состоит отличие позиции Уайтхеда от взглядов Эйнштейна и Рейхенбаха.

В книге "Понятие природы" Уайтхед вводит существенные для своей философской системы понятие события как становления и понятия объекта. "Я даю имя "событие" пространственно-временному происшествию". "Событие начинается как следствие, обращенное в прошлое, а заканчивается как причина, обращенная в будущее". "Объекты суть те элементы в природе, которые непреходящи. Объекты суть те элементы в природе, которые могут "быть снова"".

Уайтхед часто пользуется определением времени как "нескончаемой бренности" (a perpetual perishing). Он полагает, что темпоральность, ход времени и то, что называют "стрелой времени" возникают как следствие более фундаментального природного фактора. Основой является становление и бренность эпизодических событий или дискретных эпизодов опыта, которые Уайтхед, называет актульными вещами. Каждое событие актуально в прямом смысле как возникающее, оно конституирует себя в качестве субъекта из элементов (или объективных данных), извлеченных из собственного прошлого. Эту первичную активность Уайтхед описывает как сращение, формирование особенного существования. Сращение движется к своей целевой причине, которая есть ее субъективная цель.

Другой вид становления - переход от одного отдельно существующего к другому. Прекращение процесса в случае формирования отдельно существующего конституирует это существующее как изначальный элемент конституирования других отдельно существующих, которые выявляются при повторении процесса. Переход является механизмом действующей причины, которая есть бессмертное прошлое. "Вещи, протекающие во времени, возникают благодаря своей причастности к вещам, которые вечны".

Став однажды вполне конституированным и определенным, событие наполняется "бренностью", теряет активность. Однако вполне сложившееся событие остается актуальным во втором, не менее важном, смысле - как эффективное. Каждая определившая себя вещь в свою очередь служит в качестве данной или элемента для построения последующих активных случаев опыта. Этот процесс становления актуальных вещей и последующего наполнения их бренностью, т.е. переход из состояния активности, субъективной безотлагательности к одному из фиксированных, пассивных, неизменяющихся объектных определенностей задает "поток становления" и дает вклад в копилку опыта хода времени. Этот переход из субъективности настоящего в объективность прошлого определяет, таким образом, "стрелу" или векторную асимметрию хода времени.

Благодаря тому, что объективированные прошлые события являются в буквальном смысле материальной причиной (по Аристотелю) активности в настоящем между "актуальными вещами" можно проследить связь по аналогии с В-рядами Мак-Таггарта (раньше-позже). Эта причинная связь от прошлого к настоящему асимметрична в еще большей мере: связи вещей настоящего (поздних) с их предшественниками ("ранними") всегда внутренние (конститутивные), тогда как вещи прошлого всегда связаны с пребывающими в настоящем внешним образом. Онтология настоящего и будущего событий у Уайтхеда не такова как в А-рядах Мак-Таггарта. Будущее, согласно Уайтхеду, это центр нереализованных возможностей, которые могут стать, а могут и не стать действительностью. Момент настоящего "так далеко впереди во времени" как только можно, поскольку для наличной активности самопостроения или сращения актуальных возможностей "ничего более отдаленного или позднего не имеется". Уайтхед представляет течение времени не в образе прокрутки готовой кинопленки, а как непрерывно действующее производство череды сменяющих друг друга кадров еще незавершенного фильма.

"В настоящем объективно существует лишь необходимость появления будущих реальных событий и необходимость того, что эти будущие события будут соответствовать условиям, заложенным в сущность события настоящего. Будущее принадлежит сущности факта настоящего и не обладает иной реальностью, нежели реальность факта настоящего".

Уайтхед, философ становления, используя аристотелевскую триаду "потенция - энергия - энтелехия", сближает свободную энергию стихии с потенцией. "Субъективные формы концептуальных схватываний несут энергию Вселенной, посредством которой каждое событие частично переносит себя в будущее". Учение Уайтхеда, его "органический реализм", заменяет понятие "статического вещества понятием текучей энергии. У этой энергии есть определенная структура действия и протекания. Вне которой ее невозможно понять". Примат свободной энергии сближает время со становлением и сообщает картине мира динамику, допускающую множественность сценариев будущего. "Осуществление является становлением времени в поле протяженности".
 

По материалам -http://www.chronos.msu.ru/biographies/gansvind_whitehead.html

About С.А.Кравченко